ГАЛЛЮЦИНОГЕННЫЕ (ПСИХОТРОПНЫЕ) ГРИБЫ

Грибы, воздействующие на нейросенсорные отделы коры головного мозга и вызывающие психические расстройства, называют психомиметиками (т. ж. психодислептиками, психогениками, психоделиками). Они различаются по внешним признакам и химическому составу действующих веществ, но их объединяет способность влиять на психическое состояние человека и вводить его в состояние измененного сознания, т. е. оказывать энтеогенное действие. В народе их называют галлюциногенными, магическими, волшебными грибами. Согласно некоторым источникам, регулярное неконтролируемое употребление психогенных грибов может приводить к опасным негативным последствиям как для психики, так и для физического здоровья. По результатам других исследований, какой-либо связи между употреблением психоактивных грибов и нарушениями психического здоровья не выявляется.

С древности галлюциногенные грибы употреблялись человеком в качестве энтеогенов при проведении религиозных церемоний, а также в небольших дозах как психостимуляторы. Древнейшие наскальные изображения ритуалов, в которых использовались психоактивные грибы, известны в Африке и имеют возраст 6500–9000 лет. Такие рисунки известны в Алжире, Ливии, Чаде и Египте. В раннехристианских и средневековых церквях Туниса и Западной Европы обнаружены фрески с изображением «грибных деревьев», увитых змеями, что свидетельствует о наличии культа грибов в ранних христианских традициях. Психотропные грибы (зерна пшеницы, зараженные спорыньей) предположительно использовались и в древней Греции в церемониях Элевсинских таинств (см. ниже). Широко распространено было употребление психогенных грибов у индейцев доколумбовой Мексики и Центральной Америки. К примеру, красный мухомор был священным грибом у древних майя, а псилоцибе уже 3000 лет назад использовали в религиозных ритуалах ацтеки. В Гватемале обнаружены капища возрастом более 2500 лет с изваяниями магического гриба с человеческим лицом. Ритуалы с использованием галлюциногенных грибов сохранились у центральноамериканских племен вплоть до настоящего времени.

Однако для европейцев знания о психоактивных грибах длительное время оставались недоступными, поскольку оберегались индейцами от распространения. Решающую роль в открытии роли псилоцибиновых грибов сыграли исследования Р. Гордона Уоссона и его жены Валентины Павловны-Уоссон.

Мухоморы использовались в средние века викингами, а также на протяжении столетий — шаманами северных народов, обитающих на Таймыре, Камчатке и Чукотке.

В 60-х — 70-х годах XX века распространилось употребление «магических грибов» в Америке, которое затем перешло в Европу и приняло массовый характер. В конце XX — начале XXI века среди людей, употребляющих галлюциногены, использование грибов рода Psilocybe активно вытесняет другие природные психоделики.

Галлюциногенные грибы очень разнообразны по видовому составу и распространены по всему миру. За последние 60 лет с момента повторного открытия культового использования галлюциногенных грибов аборигенами Северной Америки (50-е годы прошлого века) было выявлено множество видов таких грибов, а в странах, где об энтеогенных грибах ранее не было известно, возникла новая культура их употребления.

В «эпицентре» новой волны, т. е. в Мексике, история употребления галлюциногенных грибов восходит к каменному веку, как, впрочем, и культура использования красного мухомора в Сибири. У индейцев есть более 20 традиционных названий для грибов рода Psilocybe (в первую очередь видов P. cubensis, P. mexicana и P. zapotecorum), отражающих влияние этих грибов на человека или выражающих почтительное к ним отношение. Например, на местных языках их именуют apipiltzin (дитя), atkad (главный), di nizé taaya (гриб духов), teotlaquilnanácatl (божественный гриб), а также teonanácatl (священный гриб; это редкое и малораспространенное местное название в настоящее время почему-то стали использовать для всех без исключения галлюциногенных мексиканских грибов). Среди современных испаноязычных названий наиболее распространены san isidros (святой Исидор Мадридский, Исидор Крестьянин, является покровителем Мадрида и нескольких поселений Испании и Америки, а также всего крестьянства), pajaritos (птички) и derrumbes (низвергатели).

В 1950-х годах планомерное исследование галлюциногенных грибов (не только в Мексике, но и по всему миру) было начато известными микологами Эймом, Зингером и Уоссоном. К концу этого десятилетия было выявлено и описано около 20 энтеогенных видов, относящихся в основном к роду Psilocybe, а также Conocybe, Panaeolus, Elaphocordyceps, Claviceps и Amanita. Также на тот момент ошибочно считалось, что некоторые виды съедобных рогатиковых грибов (Clavariadelphus и Gomphus) обладают эрготическими свойствами Elaphocordyceps. В 1957 году супруги Уоссон обратили внимание на использование в Сибири как священного гриба красного мухомора (Amanita muscaria), и провели полевые исследования среди чукчей, коряков и камчадалов. В 1960-е годы Зингер, Эйм и Уоссон выявили энтеогенное применение некоторых Psilocybe, Russula (сыроежки) и ряда болетовых (трубчатых) грибов среди аборигенной Новой Гвинеи.

Статус галлюциногенных грибов временами довольно проблематичен. Исследователи часто сталкиваются с целым рядом трудностей по отнесению того или иного вида к энтеогенам.

Например, известны грибы, являющиеся природными стимулянтами (наподобие кокаиновых листьев в малых дозах), и не всегда понятно – меняют ли они каким-то образом сознание употребляющего, или просто оказывают продолжительный тонизирующий эффект. К таким грибам относятся некоторые трутовики, содержащие горденин, N-метилтирамин и тирамин (Laetiporus spp. и Meripilus giganteus). Помимо тонизирующего эффекта их химия безусловно вызывает некий отклик в центральной нервной системе, выражающийся в легком головокружении и временной потере ориентации. Однако и тонизирующий, и психотропный эффекты отмечены отнюдь не во всех местах их произрастания. Известны и другие трутовики с аналогичным двойственным проявлением: например, Polyporus tuberaster, Poria cocos, Ganoderma lucidum, Fomes fomentarius и др. используются для отправления религиозных культов в различных уголках планеты как стимулянты и/или энтеогены, и в то же время в других местах не проявляют каких бы то ни было подобных свойств. Считать ли такие грибы психотропными, или стимулянтами, или просто культовыми? Пока не ясно.

Подобные же проблемы связаны и с пластинчатыми грибами. Целый ряд видов, принадлежащих к родам Gerronema, Hygrocybe, Gymnopilus и Inocybe, считается одними исследователями психогенными, а другими — нет.

Не всегда от галлюциногенности можно отделить ядовитость. Сразу же стоит привести в пример содержащие буфотенин мухоморы (Amanita pantherina, A. cothurnata и A. citrina). Слабоядовитый Chlorophyllum molybdites употребляется африканским племенем йоруба как энтеоген, и носит название a jegba ariwo-orun («съешь и услышь голоса с небес»). При этом не все ученые считают этот гриб ядовитым. Есть обоснованное мнение, что разные географические расы гриба обладают различной степенью ядовитости, в том числе встречаются и безопасные формы.

Отнесение ряда дождевиков к «магическим» или «немагическим» грибам также дискутируется среди ученых. С одной стороны, достоверно известно культовое употребление дождевиков некоторыми племенами индейцев Северной и Южной Америки. Это и такие совершенно безобидные в Евразии виды, как дождевик жемчужный (Lycoperdon perlatum), и виды с доказанной нейротропностью (Vascellum qudenii, Lycoperdon marginatum, L. mixtecorum). Более того, в зоне миштеков считаются галлюциногенными и другие (в прочих местах нормальные) виды дождевиков: Lycoperdon pratense, L. curtisii, L. intermedium, L. oblongiosporum, Astraeus hygrometricus и Scleroderma verrucosum. Химический анализ всех этих грибов не показал наличия у них псилоцибина или каких-либо других психотропных аминокислот или алкалоидов. В итоге вплоть до настоящего времени единого мнения по «миштекским» дождевикам нет. В той же ситуации находится и североамериканская веселка Phallus indusiatus (= Dictyophora indusiata), которая используется как наркотический дождевик индейцами племени чинантек (также шт. Оахака), и более нигде. Что это? Какой-то особый климат штата, или уникальные дождевиковые расы, или даже какие-то особые живущие в штате индейцы со своеобразной физиологией или психикой?..

Нередко к сомнениям или даже ошибкам при отнесении грибов к галлюциногенным приводят ошибки или неточности химического анализа. Чаще всего это принятие за псилоцибин и его аналоги других веществ. Так, «жертвами» неверного анализа стали Stropharia cyanea (= Psilocybe caerulea, = S. caerulea) и Mycena pura. Большие сомнения вызывают Psathyrella candolleana, Rickenella swartzii, Gerronema fibula, Gymnopilus fulgens и Hygrocybe psittacina.

Часто один и тот же вид гриба рассматривается разными исследователями и как психогенный, и как психически нейтральный. Это, например, Conocybe siligineoides.

Другая распространенная причина ошибочного отнесения гриба к галлюциногенным (или негаллюциногенным) — его неправильное видовое определение. Это особенно часто встречается среди богатого трудноотличимыми видами сложного рода Psilocybe, да и при работе с Panaeolus нередко возникают схожие проблемы. Более того, отдельные Panaeolus легко «сливаются» при массовом сборе с такими видами как, например, Psilocybe mexicana. Примерами такого ошибочного определения стали Panaeolina foenisecii (= Panaeolus foenisecii, = Psathyrella foenisecii) и Panaeolus papilionaceus (= P. campanulatus, = P. sphinctrinus), которые не содержат и никогда не содержали псилоцибина.

И, наконец, на неравноценность данных может повлиять возраст изучаемого грибного материала. Установлено, что при длительном хранении процентное отношение психоактивные вещества грибов к их сухой массе существенно снижается. Поэтому старый гербарный экземпляр может вообще не показать наличия псилоцина или псилоцибина. При этом исследования показали, что в гербарных экземплярах разных видов грибов процентное содержание псилоцибина или его аналогов снижается по-разному. Например, беоцистин у Psilocybe baeocystis и P. cyanescens исчезает в срок от двух месяцев до одного года. Через год гербарного хранения полностью или почти полностью теряют свои галлюциногенные свойства P. mexicana и P. caerulescens. А вот у P. semilanceata, согласно проведенному эксперименту, псилоцибин выявляется (правда в количестве 0,01% от «нормы») даже у 130-летних сушеных экземпляров.

В настоящее время в мире выявлено более 200 видов грибов, содержащих психически активные вещества. С точки зрения химии этих веществ такие грибы можно разделить на ряд групп.

  1. Виды грибов, содержащие псилоцин, псилоцибин или их аналоги триптаминового ряда (эругинасцин, беоцистин, норбеоцистин, серотонин и т.п.). Это грибы, относящиеся к родам Psilocybe, Gymnopilus, Panaeolus, Pluteus, Inocybe, Conocybe, Mycena и др. Вызывают классический псилоцибиновый синдром.
  2. Виды грибов, содержащие иботеновую кислоту, мусцимол, мусказон и т.п. К таким грибам относятся мухоморы красный, пантерный, королевский и др. Вызывают микоатропиновый (психотонический) синдром. Интересно, что помимо мухоморов мусцимол и иботеновая кислота в значительной концентрации обнаружены в одной из азиатских рядовок (которая так и называется — рядовка мухоморная, Tricholoma muscarium), растущей в Японии.
  3. Виды грибов, содержащие буфотенин. Это мухоморы пантерный, лимонно-желтый и порфировый (Amanita pantherina, A. citrina и A. porphyria) и др. Вызывают буфотениновый синдром, сходный с псилоцибиновым.
  4. Виды грибов, содержащие стимулянты горденин, гиспидин, тирамин, бис-нор’янгонин, N-метилтирамин и др., а также некоторые кавалактоны[1] (гораздо более известные для галлюциногенных американских кактусов Lophophora и Trichocereus и полинезийского перца кава-кава) и меконовая кислота (входящая в состав опия мака снотворного). Это такие грибы как Gymopilus junonius, Bondarzewia berkeleyi, B. montanus, Phaeolus schweinitzii, Meripilus giganteus, Stropharia aeruginosa, S. coronilla, Pholiota squarrosa и др. Вызывают пироновый синдром (стимулянтное действие со зрительными галлюцинациями или без них).
  5. Виды грибов, содержащие эрготические алкалоиды (вызывающие эрготический синдром). Это комплекс видов спорыньи (Claviceps purpurea и др.), а также 2 вида кордицепсов из рода Elaphocordyceps (описание этих грибов см. в разделе «Нейротоксичные грибы»).
  6. Виды грибов, которые используются аборигенами как энтеогенные, либо для которых известны отдельные случаи галлютинативного воздействия на употреблявших их в пищу, но при этом пока не выявлено в их составе каких-либо психоактивных веществ. Это трубчатые грибы родов Boletus и Heimiella, некоторые виды тропических сыроежек (Russula), дождевики (роды Lycoperdon, Vascellum и Phallus), а также Phellinus igniarius, Hygrocybe punicea, Mycena pura, M. rosea и др. Вызывают индоламиновый синдром (слуховые галлюцинации) и отчасти пироновый синдром (зрительные галлюцинации).

Как становится ясно из этой «разбивки» на типы воздействия, механизм действия содержащихся в грибах веществ имеет специфическую видовую направленность: одни виды грибов преимущественно повышают двигательную активность, другие оказывают в выраженной степени наркотическое действие, третьи вызывают галлюциногенный эффект. Интоксикация может протекать и по смешанному типу. В зависимости от проявлений интоксикации выделяют следующие основные психопатологические синдромы:

  • микоатропиновый (психотонический) синдром;
  • психодислептические синдромы, включающие буфотениновый и псилоцибиновый (наркотические), пироновый (стимулянтный со зрительными галлюцинациями) и индоламиновый (со слуховыми галлюцинациями);
  • эрготический синдром (с галлюцинациями, нейротоксическим и другими видами воздействия).


[1] Кавалактоны представляют собой класс лактоновых соединений, проявляющих широчайший спектр эффектов, включая амнестическое, анальгезирующее, противосудорожное, транквилизирующее, ноотропное и седативное воздействия, вызываемые разнообразными типами взаимодействия с центральной нервной системы с помощью множества механизмов.


© Михаил Вишневский, 2012-2016